Мариароза Манкузо / Пелевин: Мой лучший помощник? Боксерская груша

«У меня дома есть боксерская груша в форме мужского торса. Когда я пишу, он играет в этом процессе настолько важную роль (вместе с тем, я бы не хотел вдаваться в подробности), что я воспринимаю его как соавтора». Виктор Пелевин живет в Москве, где и родился в 1962 году. Его произведения «Омон Ра», «Вавилон» (Generation «П»), «Проблема верволка в средней полосе», «Жизнь насекомых» переведены на 15 языков. Последний роман, опубликованный итальянским издательским домом «Мондадори» под названием «Мизинец Будды» («Чапаев и Пустота»), был написан в 1996 году: «Я начал писать его в 1991 году, после крушения Советского союза. Затем я сделал перерыв. В целом  три года работы».


Откуда пришла идея, для того чтобы начать роман?

Он берет начало в древней китайской пословице: несчастное поколение, живущее в эпоху больших перемен.


Действие в «Мизинце Будды» начинается в 1919 году и продолжается в 1990 году в психиатрической лечебнице. Исследования?

Никаких исследований.


В какое время предпочитаете писать?

Утром, в короткий промежуток между моментами, когда я просыпаюсь и когда начинаю думать. Во всяком случае, я не могу находиться в сидячем положении больше получаса, максимум  20 минут.


Рабочее место?

Любой стол, на который я могу поставить ноутбук. Мне нравится менять рабочее место.


Исправления?

На компьютере их делать совсем не сложно, они исчезают без следа. Есть одно неудобство: снижается концентрация. Я часто переписываю, но я считаю это ошибкой.


Наброски?

Нет, я начинаю с первой фразы и продвигаюсь вперед. Однако схематический план помогает, такой план нужен.


Трудности?

Свести вместе двух главных героев: петербургского поэта Пустоту и командира Чапаева.


Что помогает в работе?

Зеленый чай и  изредка  музыка.


Делаете ли Вы заметки?

Да, но никогда ими не пользуюсь, у меня мания  записывать все.


Что Вы делаете, когда роман уже написан?

Клянусь сам себе, что буду писать только короткие рассказы.


Первые читатели?

Пара друзей. После них ни одному критику не удается меня обидеть.